Нам однажды выйдет срок


Нам однажды выйдет срок,
И амнистия настанет,
И тянуть к земле не станет
Ни котомка, ни оброк.
Ни налоги, ни мастак
Гнуть закон, ярмо, и дышло –
Знать, должно было,
И вышло,
Коли вывезло – вот так.

Нам однажды выйдет срок,
Чтоб откланяться на сцене,
Прицениться, как оценят –
Любопытство – не порок.
Не фиглярство и не взбрык,
А серьезная причуда –
В отношеньях с жаждой чуда
Узаконенная вдрызг.

Нам однажды выйдет срок
Испытательный и крайний,
И сидишь, гадаешь – в рай ли,
Под гребенку, или впрок.
Под будничный говорок –
Мир не вытерся, не выцвел…
Но в патроне дохнет выстрел,
И на выстрел вышел срок.

Нам однажды выйдет срок,
Как в тираж – роман и повесть,
И пока не слышно поезд,
И не видно поворот,
Расстоянье между строк –
Как канкан до небосвода…
Есть такая вещь – свобода.
Пей, пока
Не вышел срок.


Царевна-Лягушка


Перевёрнутая страница, терпкий вкус лягушачьей кожи.  Целовать – не равно жениться, и гулять – не одно и то же.  Никогда на болоте черти не запишутся в домовые, две стрелы никогда не чертят одинаковые кривые.  Ты  ж зелёную носишь шкуру, только в год иногда снимаешь...  И смышлёна, отнюдь не дура.  В общем, взрослая, понимаешь:  королевство – большое дело, не решается брак в кровати…

Принц считает в колчане стрелы.  Застрелиться, наверно, хватит.

Старый пёс, старый плёс, заимка; принц гуляет один – причуда.  Обещания за поимку – не всегда совершают чудо.  От базарных площадных визгов – как вода под лежачий камень... если хочешь реальных сдвигов – надо что-то сдвигать руками.  Потайную калитку – влево, потайные засовы – вправо; эта травка – цветок для девок, а для гончих собак – отрава.  Стены слева посыпать мелом, в травы справа – рассыпать просо…

Королевство – большое дело.  Оторваться не так-то просто.

Принц живет на своей охоте, позабыв про балы и танцы – потерял на сухом болоте тень удачи и призрак шанса.  Тени справа – и тени слева; тени спрячутся, выйдут снова… королевство – большое дело, а без принца дела хреново.  В ясный день исчезают тени, мимоходом находят клады, и садятся под дождь осенний безнадежно строчить доклады:  нам зачем из такого тесту неконформную недотрогу ?...  Ты б привел, государь, невесту, да оформил бы путь-дорогу.  Взял бы розгу, да мозгу вправил – дурь бы вытолкал, сопли вытер…

Только что-то на сердце давит – ни вздохнуть, ни поднять, ни выйти.

Эти сказочники ослепли, как всегда, наплели сумбуру.  Заурядный огонь до пепла не сожжёт колдовскую шкуру.  Ничего не решает время, ничего не изменит пламя: королевство – седло и стремя, нависает над всеми нами.  Как же хочется – против правил, как же хочется – вновь под выстрел... только что-то на сердце давит – ни вздохнуть, ни поднять, ни выстоять.  Будто цепью сжимает горло, будто обручи жмут из стали, будто кем-то до нас задолго был написан такой сценарий – как над лесом летают стрелы, как под лесом таятся клады…

А королевство – большое дело.

Не должно доставаться cлабым.

Так было и будет


Так было и будет – не сто и не тысячу раз,
Планета летит, и рассветы сменяют закаты.
И два динозавра без слов понимают – пора,
И пыльной дорогой без слов маршируют солдаты.

Так было и будет – не сто и не тысячу лет,
Поднимутся горы и рухнут назад в океаны.
Замерзшие пальцы до дрожи сожмут пистолет,
А два динозавра увидят далекие страны.

Так было и будет – не сто и не тысячу слов,
Ни трезвый расчет, ни слепая мольба не укроет.
Беззвучно прицелится небо из сотни стволов,
Беззвучно летит высоко над землей астероид.

И чья-то вселенная рухнет, как чья-то игра,
И тот, кто придет, не узнает, кому он наследник.
Так было и будет – не сто и не тысячу раз,
Но каждый из них –

Будто в первый,

И будто в последний.

Королевское


Давай порвем пергамент векселей,
От ржавых пятен вычистим железки.
Война, мой друг – регламент королей.
Давай с тобой решим по-королевски.

И годы нам – не повод и не хворь –
Свидетели кружат над головами...
Война – последний довод, и не спорь.
Не все, мой друг, решается словами.

Неважно, кто неправ, что города
За шесть веков пути не помирились.
Война – последний раунд, господа.
А значит, мы почти договорились.

Пора штандарты вышить в полный рост,
Парадное наточим – пригодится...
Война – наш крайний выход на помост,
Которого не хочется стыдиться.

Мы стали бесполезней и дряхлей,
Торгуясь, как безродные актеры…
Война – последний довод королей.

Так будем благородными,

Синьоры.


Коан

 
Вступительные экзамены в дзен-буддистский монастырь.

На коврике - мастер и отрок.

Мастер:
- Скажи, отрок, как звучит хлопок одной ладонью ?...
Отрок:
- Вот так! - и радостно бъет мастера ладонью по уху.
Мастер:
- Гм, хорошо, а как сыграть на железной флейте без отверстий ?
Отрок:
- Вот так! - достает железную флейту и радостно бъет мастера по голове.
Мастер:
- Что ж, понятно...  А как может ходить то, что не имеет ног ?...
Отрок:
- Вот так! - и достает из котомки бейсбольную биту и с радостной улыбкой приближается к мастеру.
Мастер (поднимая ладонь):
- Достаточно.

Мастер поглаживает бритую голову и отечески улыбается отроку. 

Отрок расползается в ответной улыбке:
- Я принят ?
Мастер:
- Нет.
Улыбка отрока медленно сползает с лица:
- Но почему ?!!!
Мастер улыбается еще шире:
- Высокий уровень подсознательной внутренней агрессии.

Отрок некоторое время растерянно смотрит на мастера, а потом вскакивает с коврика с воплем:

- Да на хую я вертел ваш дзен-буддизм!!! - и, хлопнув дверью, выбегает вон.

Мастер некоторое время с улыбкой смотрит на закрывшуюся дверь, потом берет тушь, кисточку и свиток.  Расправляет свиток, обмакивает кисточку в тушь и пишет:

"Экзаменационный вопрос №21.

Как провертеть дыру в том, что не может иметь отверстий?..."
  

Острова


А за окном – березы стройны
И сосны ровные стоят
Идут, как дождь, чужие войны
И лично кровная твоя.

И будет снег, и будет радость,
И неземная красота
И встретит смерть чужая правда
В галопе с пеною у рта.

И друга друг осудит строго
Полюбит жертва палача
И кто-то вдруг познает Бога,
Скользя по лезвию меча.

Проходит жизнь за нами следом
Лишь за воротами следы.
Плывет, как дым, чужое небо
Над отражением воды.

Хрустит опавшая листва
Под сапогами наших судеб...
А мы стоим, как острова,
А мы стоим, как острова,

Нас не поймут.

Но не осудят.
 

Райский сад

 
Да, нам, Ева, пора – до рассвета и в путь
О потерянном рае не думай – забудь
Жизнь и так уже ранит – зачем себе грудь
Бередить…

Да, потомки напишут – глупа мол, слаба,
От желаний зависима, чувствам – раба…
И никто не подумал, что это судьба –
Уходить.

Да, мы, Ева, грешны – и не выплавить грех
Он, как капля вины, остается на всех
Он – как капля печали в бокале за тех,
Кто ушёл…

И мы, Ева, смешны, временами – до слёз.
То как мыши, бедны, то богаты от грёз...
Нам бы лёгкие сны, нам бы небо без гроз –
Хорошо.

Нами движут любовь, одержимость и месть,
Полюби нас, Господь – мы такие как есть,
Полюби нас, Господь, ибо звезды не счесть
Без чудес…

Мы в начале начал – и лететь высоко…
Ну а кто обещал-то, что будет легко.
Полюби нас Господь, ибо нам далеко
До небес.

Мы вкусили любви – подросли и ушли
И расширился мир до пределов земли
И уходят к чужим берегам корабли
Навсегда…

Только в райском саду – не псалмы, не кресты,
Там всего лишь живые, как птицы, цветы
Вы нигде не найдете такой красоты
Никогда.
  

Долго смеялся :-)



Новогодний тост от Live1000

sergey_moroz: В следующем году хочу на рею – капитана. В общем, давайте выпьем шампанского Абрау-Дюрсо за то, что там кто-то распят на кресте и еще говорят, там журавль летит в облаках.

 

P.S. Текст тоста выдран генератором из стихотворений "Бунт" и "Ковчег" :-)

Война

 
Нельзя показывать спины –
Противник грозен и силен
И результат такой войны
Веками предопределен

Ведь мир огромен и велик
Не обойти, не рассудить…
Но я молюсь на светлый лик –
Позволь мне, Боже, победить

Мне не косить лугов и трав
Овец покорных не пасти
Я буду прав или не прав
Но я попробую спасти

Веcь мир, стоящий на краю –
Сиди и жди, лукавый бес…
И пусть рассудят нас в раю
По справедливости небес

Перегрызу хребет – и грудь
Переломлю одним крестом
И уползу в последний путь
Как победитель – со щитом

И мир, оправившись от тьмы,
День станет краше ото дня,
Затянет травами холмы…

И позабудет

Про меня.

***

Итог простой – сижу в тепле.
Кладу пасьянс, тяну вино…
А ты – кипишь в своем котле.

Ну почему тебе смешно ?!!
 

Мы

 
Ослабевшим звеном в полумраке ночном,
Размыкая небесные цепи,
Мы приходим вдвоём, проливаясь дождём
На твои поредевшие степи.

Мы заходим крыльцом, будто в собственный дом,
Открывая без стука ключами,
Мы стоим над столом, над бумажным листом,
Не касаясь друг друга плечами.

Мы – две чаши весов, мы – две стрелки часов,
Мы – планеты небесного свода.
Словно пара волков, дрессированных псов
Неизвестного древнего рода.

Мы уходим без слов, без обрывочных снов,
Без засвеченной в брак киноленты…
Лишь цепочка следов среди чистых листов
Сохранит наше краткое: 

“С кем ты ?...”